×

Предупреждение

EU e-Privacy Directive

This website uses cookies to manage authentication, navigation, and other functions. By using our website, you agree that we can place these types of cookies on your device.

View Privacy Policy

View e-Privacy Directive Documents

View GDPR Documents

You have declined cookies. This decision can be reversed.

Три плачущие костела – „Запорожские Редукции”


Приход В Бердянске возник в 1857 году и на строительство ветхого храма пожертвование прнес даже Понтифик Пий IX. Освящение этого костела совершил 50 лет спустя епископ Тирасполско-Саратовский Иосиф Кесслер. Сегодня на територрии старого храма, от которого остались лишь фундаменты, покрытые слоем земли устроили небольшой парк. Рядом расположен педагогический университет. Молодеж не посвященная в историю своего города топчется по заброшенному святому месту.

Жаль, ведь это был храм в котором находился центр правления деканата захватывающего большую часть территории трех великих губерний: Таврийской, Екатеринославской и Войска Донского. Недавно заинтриговал меня факт о том, что в начале 20 века центр правления деканатом был переведен в немецкую колонию Эйхвалгьд, где некогда проживали многочисленные католики немецкого происхождения, а ныне всего-навсего 300 селян в основном переселенцы из Львовской области.

Сегодня лишь очертания изуродованного собора, в котором селяне хранят зерно, отдаленно напоминают грандиозность общины и силы их веры. Храм в Эйхвальде был построен в 1871 году и его настоятелем 100 лет назад был отец Иосиф Ретер. Кроме жителей Эйхвальда, переименованного ныне на Урицкое, посещали этот храм жители пяти соседских колоний, шести окрестных хуторов, а также католическое население окрестных лютеранских, греческих и еврейских сел. Общее количество прихожан в 1913 году – 3917 душ!

Сведения на тему истории того и еще двух соседних храмов собирал я со многими приключениями и наконец-то пришлось этой информацией воспользоваться.

1. ПАЛОМНИЧЕСКИЙ ДАР

После окончания первого Мариупольского паломничества, которым руководил о. Мартин Силуан Вирковский, меня попросили отслужить воскресную службу в Мариуполе. Отца Мартина, который отслужил в Мариупольском приходе всего 2 месяца с момента назначения, неожиданно монашеское руководство перевело в город Вентспилс. Настоятель о.Симплиций, должен был вернуться из Польши только через неделю.

По воскресеньям я посещаю три свои парафии и четвертая служба пришлась мне не совсем по вкусу. Однако, мариупольские прихожане вознаградили меня с лихвой. Они мне передали СД-диск с фотографиями с поломничества, а также три бесценных скрипта по истории католических общин Мариупольского уезда, которые как потом выяснилось, располагаются ныне на территории Запорожской области.

Нашел я там тоже интересные сведения о самой Мариупольской парафии и двух загадочных церквях в пригороде Мариуполя. Одна из них в поселке Петерсгайн, вторая в поселке Йосефсгайн. Мне стало известно, что старому Мариупольскому храму, на три года младшему, чем Бердянский, скоро будет 150 лет. Однако, в нем сегодня находится налоговая полиция и даже не думает освобождать святое место католикам. Создается впечатление как будто мы живем в советском заповеднике и ничего в судьбе верующих не меняется к лучшему. Благодаря оставленным мне скриптам, родилась мысль расшевелить этот заповедник и вернуть память о шедеврах католического зодчества. С этой целью сопоставил я современную карту восточной Украины со старыми немецкими названиями и обвел маленькие поселочки Володарского, Розовского и Куйбышевского районов жирным кружком черного маркера и твердо решил, что скоро туда поеду на разведку.

2. В ПОИСКЕ НЕМЕЦКИХ ШЕДЕВРОВ

Осенью 2007 года парафия в Макеевке чествовала свое 100-летие и мне было необходимо сильно потрудиться, что бы праздник получился на-ура. Время шло, а я все не попадал в немецкие села.

Первое паломничество в Эйхвальд я совершил лишь зимой в рамках колядок. Был мокрый снег и гололед на улицах. Сопровождал меня Андрей Бабуркин-Вебер, секретарь Макеевского отделения немецкого землячества. По его просьбе мы свернули с дороги, что бы навестить угодья графа Корфа, известного филантропа, который во всех своих имениях в половине 19 века создал сеть трехлетних деревенских школ, которые действовали в зимний сезон, когда селяне были свободны от труда. В пригороде греческого местечка Великая Новоселовка работает музей имени Немировича-Данченко, который вступил в брак с дочерью графа. Нам неизвестно был ли граф католиком, знаем лишь, что за свои либеральные взгляды был вынужден эмигрировать в Швейцарию. Зять графа Корфа большую часть своей жизни проводил в Москве став главным спонсором Станиславского, учредившего МХАТ. Непонятно был ли граф католиком и были ли католиками жители села Нескучное. В наших скриптах как католическое значилось отдаленное от Нескучного на км 20 село Елизаветовка, которое мы успели посетить, но выяснили лишь, что последний немец проживающий в местном лесничестве скончался много лет тому назад. Нашли, однако, в соседнем селе мужчину, лет 55, который ради жены украинки не пожелавшей покидать родину остался жить в селе. Мы с Андреем очень торопились, ведь директор музея сделав нам экскурсию, сильно задержал нас и стало понятно, что в Эйхвальд мы никак не попадаем.

Я вытащил из кармана лютеранскую кантычку и спел прямо во дворе немецкую колядку.

«O DU HEILIGE, O DU FROLICHE». Мужчина неожиданно пустил жирную слезинку и присутствующая рядом супруга прокомментировала: «Ну, ладно, тебе, хватит грустить». Будем считать, что, однако, мы достигли хотя бы отчасти своей цели. Мы вернули одному человеку чувство достоинства и гордости за свое немецкое происхождение.

Kosciol w Eichwald Kosciol w Eichwald

3. ЧТО ТАКОЕ ГРЕХ

Поздней весной имела место встреча селян из поселка Сергеевка под Красноармейском с польским консулом из Харькова. В этой деревне во время январского восстания российские власти расселили 155 польских семей. Довольный встречей консул задекларировал профинансировать оформление проездных документов и виз для 20 сельских детей на поездку в Польшу. Когда селяне усомнились в успехе этой затеи, пришлось мне поехать туда вместе с отцом Григорием, который недавно получил назначение в Красноармейск, для проведения «просветительской работы».В итоге директор школы взяла на себя эту миссию и обещала оформить документы на14 человек.

В тот же вечер я поехал в отдаленный Александровский район, что бы найти дополнительных детей среди греко-католиков. Переговоры затянулись до поздней ночи и я стал волноваться, что могу опоздать на занятия, которые планировались на следующее утро в Донецкой харизматической общине «Церковь Божья».

Расстояние 150 км я одолел с утра в рекордном темпе. Однако, явно не судилось мне этого дня стать примерным экуменистом.

Как только зашел я в коридор бывшего ДК на Мушкетовском кладбище, неожиданно для меня самого все вокруг меня стало меня сильно раздражать. Неестественная нервозность стала для меня самого сюрпризом. Меня уже давно тянуло пообщаться с братьями американцами, однако, товарищ, которому я четко объяснил что в переводчике не нуждаюсь, позвал однако, тетеньку которая сильно перекручивала все его слова. Ко всему прочему дядя решил мне на «здравствуйте» устроить экзамен по катехезису. И знакомство началось с вопроса: «Что такое грех?». Меня в этот день распирала энергия, мне не хотелось болтать попусту. Что-то в душе кричало: «Тикай!».

Протестанты хорошие психологи и видимо, заметив мое смятение местный пастор подошел и стал выяснять, «что со мною» и даже крепко обнял, я с трудом от смятения сдерживал слезы, но вежливо извинившись я таки покинул зал в котором человек 400 изучало азы «уличной евангелизации».

Я пулей вылетел на ту же улицу с желанием евангелизировать в более природной для католика форме.

Сделал я круг почета по поселку обдумывая, «как же мне воспользоваться, неожиданно обретенной свободой».

Тут я вспомнил, что в моей машине лежит где-то старая карта с нанесенными на нее немецкими поселками, и что пора наконец-то взяться за полезное дело.

4. BERGTAL

Сначала исполненный адреналина по кончики волос я навестил поселок Володарское, названный так в честь еврейского коммуниста (раньше поселок звался Ласковое, потом Покровское, в честь местного храма).

В музее пояснил я, что действительно очень много, каждый второй поселок в этом районе имел немецкое население в прошлом.

В этих краях добывают керамическую глину и, еще славится он заповедником «каменные могилы», который в рейтинге чудес Украины пока находится на 10 месте.

Причиной так высокого рейтинга являются три огромные скалы, редкая растительность и скифские бабы, из которых каждая весом в тонну возводилась как надгробный памятник в честь какого-то могучего скифа. Директор музея с удивлением доложил нам, что порой воришкам удается украсть одну или другую бабу, невзирая на ее вес.

Следующий поселок Володарского района, который я посетил и который на моей карте был обведен жирным черным кольцом с крестиком, называется ныне Республика, но в прошлом это была менонитская колония Бергталь.

В селе меня приняли вежливо. Глава сельсовета предоставил мне копию книги изданной в Канаде. Привезли ее недавно потомки эмигрировавших в Канаду селян.

Меннониты оказались переселенцами из окрестностей польского города Гданск. Покинули его в конце 18 века, когда часть разделенной территории Польши отошла Восточной Пруссии и меннониты потеряли свои привилегии. Эмигрировали они сначала на остров Хортица в Запорожье а в 1833 оказались в Бергтале. Очередные притеснения или отсутствие льгот на которые жители поселка рассчитывали привели к тому, что свои имения решили они продать католикам в частности также молитвенный дом, который с 1873 года стал приходской католической церковью.

От нее по сведениям сотрудников сельсовета по сей день остался добротный подвал.

Глава сельсовета известил меня, что знает костел в Эйхвальде и что он действительно сохранился. Желание попасть туда росло во мне с каждой минутой.

Успел я еще узнать о том что кроме 4 немецких семей в Бергтале живут еще и переселенцы из Польши в соседском селе Ксеновка, которое в прошлом называлось Шэнталь и там была красивая березовая роща.

Я успел навестить старичка по фамилии Адамус. Пообщались минут 15. Он забыл полностью польский язык так как увезли его их Хрубешова в 7 годиков, младшей сестренке было тогда 2 года. Старик еле передвигался по комнате. Очень одинокий, хатка неухожена, получил я, пребывая с ним массу смешанных эмоций: радости и стыда одновременно, за сотворенную польскими коммунистами культурную деградацию и отсутствие реабилитации выдворенных из Польши людей.

Однако, желание навестить Эйхвальд было сильнее нежели мои патриотические и ностальгические ощущения. Я дедушке пообещал вернуться и спешно удалился.

Я бежал, уносимый ветром, потихоньку понимая и, благодаря Бога, за это утреннее смятение, источником которого явно оказался Дух Святой, которому и на этот раз захотелось отправить меня в самые неожиданные места.

Найти Эйхвальд, стало для меня почти столько серьезной задачей, что и прежние поиски Грюнталя, похожей истории села в Тельмановском районе.

5. SIOSTRA KAPLANA

При таких обстоятельствах, когда ветер сильно дует в спину, юмор и святая радость захлестывает все мое существо.

Быстро без внимания проскочил я райцентр, местечко Розовку и, одолев расстояние 10-ти км сомнительного качества асфальтированной дорогой, через которую пробивалась брусчатка столетней давности, добрался я до типичного колхозного села с длинной и широкой улицей. По обе сторонам брусчатки широкие канавы в которых с радостью по шею в болоте игрались утки.

Один из первых на этой улочке саманный домик с надписью Дом Молитвы, это единственный действующий храм в деревне. Баптисты из Мариуполя приезжают сюда по средам. Не ленятся, молодцы! Домик тонет в грязи, но тем не мене хоть, что-то есть.

Улица тянулась добрый километр, и ровно в половине села заметил я небольшой магазинчик, а за ним в глубине огромных размеров строение переделанное хранилищем зерна. То, что здание используется не по назначению и дураку понятно.

Грустно было видеть шедевр искусства в таком запустении. Окошки, заложенные кирпичом, главный вход на заржавелом замке. Повсюду пробивались великие лопухи, амброзия и всякие другие кусты. Впечатление, что эта церковь походит на иезуитские храмы в парагвайских джунглях не покидало меня весь день.

Я замерил строение глазами и оценил его на 30 метров длины и 15 ширины. В нашей епархии таких храмов больше нет. Он вполне мог бы играть роль кафедрального собора.

Зашел я в магазин и пообщавшись с хозяйкой магазина и с ее мужем получил много полезной информации.

Никаких немцев-католиков в селе не осталось. Однако, оказывается, что селяне большей частью переселенцы из Жолкевского района Львовской области, а значит скорее всего греко-католики. Услышав как я рассуждал вслух пани Катарина призналась, что ее двоюродный брат, проживающий в Яворове Степан Домашовец, является деканом греко-католической церкви а его сын яворовский мер.

При третьем посещении села мне удалось пообщаться с этим священником по мобильному телефону и уточнить некоторые подробности.

Явно есть предпосылки, чтобы волноваться о судьбе села и заброшенного храма, тем более что сын пани Катарины является совладельцем костела. Оформляя собственность, селяне получили четкий приказ не трогать архитектуру и не переделывать.

Я пошутил, что в таком случае сын Катарины не будет нам препятствовать в реставрации храма и Катарина не стала мне возражать, хотя советовала сначала посмотреть здание внутри и оценить, во сколько такая затея обойдется.

Она тоже посоветовала посетить соседний поселок Либкнехт, в котором тоже был храм, переделанный на клуб. Раньше село называлось Романовка, Эйхвальд переименовали на Урицкое.

6. ЭКСКУРСИЯ С ОТЦОМ ЗДЗИСЛАВОМ

О результате моих майских похождений в запорожской области под отсутствие епископа я доложил Генеральному Викарию, отцу Собило, который посоветовал мне переговорить вопрос с настоятелем в Бердянске.

Я не успел этого сделать, так как днем раньше о. Здзислав уехал в Польшу и по мобильной связи нельзя было его поймать, однако мило пообщавшись с викарным священником о. Рафалом, а потом из двумя восточными редемптористами греко-католикаи мы решили направиться вместе осмотреть костел, как только вернется отец Здзислав.

Через две недели в канун Троицы по Юлианскому календарю состоялась намеченная экскурсия. О. Здзислав, невзирая на занятость, предоставил свою машину и сам повез меня и о. Васыля в деревню.

Сначала заволновался, ведь точно такое строение видел он в Токмаке, где находится небольшой приход, обслуживаемый бердянскими священниками. Тот храм принадлежал меннонитам. Однако у меня на руках были неоспоримые документы, в том числе диссертация мариупольского историка.

Потом поехали мы в Либкнехт знакомиться с пани Катариной, так как в этом селе у нее еще один собственный магазин и именно там должны были проживать переселенцы из Польши.

Нас угостили кофе и печеньем и потом стали мы с о. Васылем навещать предположительных греко-католиков.

Немного стеснены такой миссией однако нашли некоторых декларированных католиков и решили, поговорив с ними немножко оставить развитие событий святому Духу.

Я заметил, что отец Здзислав еще не отдохнул после длительной поездки в Польшу и ко всему прочему должен был успеть на вечернюю службу.

Греко-католики не имея своей машины, тоже не торопились строить миссионерские планы. На том и разошлись.

Отец Здзислав так построил обратный путь, чтобы мы могли вкусить красоту ландшафтов Бердянска, побывали мы даже не безымянном кладбище над которым шефство по инициативе о. Здзислава взяли местные католики.

Следует признать почетная миссия.

Этого вечера мне представилась возможность пообщаться с Бердянской молодежью так как раз в неделю бывает молодежная Месса, отец Здзислав сделал мне небольшую рекламу и дети слушали внимательно мое миссионерское свидетельство. Я успел им рассказать про свое призвание, работу в Сибири и поиски забытых запорожских костелов. Так вот прошлое переплелось с настоящим и будущим.

7. ЭКСКУРСИЯ С АНДРЕЕМ

Каждый очередной раз, уезжая в Бердянск, звонил я Андрею Веберу предлагая навестить «святые места» совместно. Видно ему стало неудобно отказывать каждый раз так, что в начале августа поехали мы по его собственной инициативе.

Я только просил забрать фотоаппарат и он отлично справился с задачей.

Мало того, при осмотре костела в Мирное к нам подошла группка подвыпивших селян требуя чтобы мы восстановили храм поскорее, «хватит его фотографировать, отремонтируйте быстрее, будем ходить»!

Слово за слово товарищи подсказали нам, что еще один храм в Марьяновке следует заснять обязательно.

Сопровождал нас один из них по имени Виктор. Следовало поехать на т.н. колхоз 13. около 5 км.

Виктор по дороге успел нам рассказать как местные грабили метал из крыши храмов и что большинства воришек уже нет в живых, что всех «Бог наказал».

Показал нам, также где живут местные переселенцы из Польши в частности пан Юзик Зданович.

Kosciol w Goettland/Mirnoje Kosciol w Goettland/Mirnoje

Храм в Мирном по моим предположениям это церковь Рождения Пресвятой Девы Марии бывший Гнаденфельд, храм в Маряновке на 13-тке это храм св. Розария - колония Гроссвердер, оба поселка ныне числятся как села Куйбышевского района, Запорожской области, хотя при царе это все был Мариупольский уезд, а значит, я как священник из Донбасса имею тоже долг чести поучаствовать в судьбе этих исторических строений, я законный наследник трудов и молитв моих коллег священников начала прошлого века, а мои прихожане наследники трудов и молитв столь многочисленных и трудолюбивых, поселившихся здесь немецких колонистов.

Отвезли мы Виктора обратно в Мирное и хотя время было позднее мы однако успели еще пообщаться с Юзиком и встреча была не менее душещипательная нежели, разговор с Адамусом в Ксеновке.

Kosciol w Grosswerder/Marianiwce Kosciol w Grosswerder/Marianiwce Kosciol w Grosswerder/Marianiwce

ЭПИЛОГ – БРАНДЕНБУРГИЯ

Трудясь в Ростовской области, 15 лет назад я покрестл однажды четверо взрослых людей, детей и невесток бабушки Гэринг. Дети были от разных отцов, поэтому старший не унаследовал фамилии Геринг а сохранил фамилию первого мужа мамы. Фамилия сразу мне очень понравилась и звучала ни менее и не более, а именно Эйхвальд.

Я заметил, путешествуя по интернету, что эта фамилия довольно популярная не только в России или на Украине, а тоже в Чехи Германии и США. Можно предполагать, что все эти люди далекие родственники и выходцы из Бранденбургии, ведь именно там над Эльбой красуется город Эйхвальд и там наверно надо искать начало путешествия наших украинских селян. У меня в голове рождается мысль, что именно там следует тоже искать спонсоров при попытке восстановить наш храм и сохранить его для следующих поколений, ведь деканы из Эйхвальда пеклись когда то о костелах на Донбассе, было бы корректно если бы из Донбасса началась акция возрождения населения потерянного в колхозных джунглях запорожских степей.

Добавлю, что ценные сведения о священниках Хаценболлере, Хойте, Вагнере и Макелко нашел я на страничке Университета Северной Дакоты, где видимо тоже большая немецкая диаспора, с которой стоит иметь дела при сохранении наших сокровищ.

Дополнительную информацию рекомендую искать в книгах о. Бронислава Чаплицкого, Оссиповой, Дзвонковского и др.

Правда, без знания истории сложно строить свое будущее особенно католикам Восточной Украины. Стоит подружить с нашими предками в вере, дабы и с нашей верой и костелами через 100 лет кто-то не сотворил подобное.

Losowe / Random

JSN Epic is designed by JoomlaShine.com